Сладость запретной любви

«Интересно, как у них все происходит? Как вообще с любовником бывает? Как с законным мужем или по-другому?» За десять лет благополучного брака такие грешные мысли впервые посетили Серафиму. И все из-за этой парочки, что смущала ее безмятежный отдых уже третий день. Сначала приняла их за супругов. Потом засомневалась — уж больно кокетничала женщина, которую Серафима окрестила для себя Брунэткой. Вся такая ухоженная — наманикюренная, напедикюренная, на голове волосок к волоску даже на пляже, сарафанчик в обтяжечку чуть попку прикрывает. А попка ладненькая, кругленькая — так и хочется ущипнуть.

Это ей, Серафиме, хотелось ущипнуть, а уж как руки чешутся у мужиков, догадаться нетрудно. И грудь пышная — натуральная, не силиконовая, сразу же видно голые девушки в чулках — из лифчика выскочить норовит. Это последнее обстоятельство особенно огорчало Серафиму, потому как Максик страстно уважал именно такого размера грудь. До родов у Серафимы была не хуже, и попка ее мужиков на грех наводила не раз, а теперь вот раздалась.

Серафима пару раз порассматривала себя в зеркальные окна пансионата, вздохнула печально и бросила это напрасное истязание. «Парочку бы размеров убрать — была бы не хуже Брунэтки, — подвела она итог не в свою пользу. — Ладно, Максику нравлюсь, значит, нечего заморачиваться», — успокоила себя Серафима.